?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Видео Previous Previous
МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ - ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ — ЖЖ
lxa_shoustov
lxa_shoustov
МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
А.В. Шустов, Лаборатория социально-политических технологий «АМП СПб»
Доклад на заседание круглого стола «Новые тенденции в политической психологии» в рамках Юбилейной конференции кафедры политической психологии СПбГУ, 2009 год

            В последние годы многие представители гуманитарного знания поднимают вопрос о возрождении политической экономии, которая около века назад была вытеснена так называемым «экономиксом», оставившим за рамками научного интереса политические факторы экономической жизни. В условиях нарастающего мирового кризиса одной из важнейших проблем оказывается совершенствование модели человека, которую используют экономисты, а также её совмещение с моделями, принятыми в смежных гуманитарных дисциплинах: политологии, социологии, истории. Именно в рамках политической психологии, отмечающей 20-летие своего оформленного существования в России, может быть создана такая интегральная модель.
            В моём сообщении будет представлен вариант модели человека, которая позволяет одновременно анализировать политические, экономические, социальные явления на основе психологических феноменов, обнаруживающих себя у участников этих процессов. Во второй части сообщения названная модель будет использована для демонстрации некоторых опасностей традиционных используемых политиками способов преодоления кризисных экономических явлений.
          

В качестве методологического основания для построения модели человека принимается представление о трёх принципиально разных компонентах мира, с которыми имеет дело субъект. Первый – это его «я», психика, то есть собственно сам субъект, частично осознающий себя, а частично действующий внесознательно. Второй – тело субъекта, которое, в отличие от его «я», существует в мире материального, но при этом в силу природы вещей может передавать ему информацию, а также управляться субъектом. И, наконец, третий компонент – это вся остальная внешняя среда, материальная, но отличная от тела человека. Воздействовать на неё субъект может только опосредованно, через своё тело. Знание о том, что другие люди также обладают психикой, для субъекта является лишь гипотезой, не подтверждаемой непосредственно, а являющейся следствием наблюдения за поведением в среде тел других людей.
            Важнейшей составляющей психики человека является его картина мира, под которой имеется в виду вся совокупность последовательно формирующихся в онтогенезе и усложняющихся моделей взаимодействия субъекта и среды (по Б.Г.Ананьеву, В.А.Ганзену и А.И.Юрьеву): образ жизни, жизненная позиция, мировоззрение, картина мира. Картина мира – это уникальное и неповторимое отражение субъектом среды, формируемое при его взаимодействии со средой. Объекты и события среды взаимодействуют с телом человека (его перцептивными органами), в результате чего отражаются в психике.
            Картина мира состоит из трёх принципиально разных для нашего анализа блоков:
            1) отражение объектов среды и истории их взаимодействия, событий и закономерностей (картина мира как такового),
            2) отражение субъектом себя (своего тела) в среде в прошлом и настоящем (самовосприятие субъекта),
            3) моделирование субъектом возможных будущих состояний среды и его собственных состояний и взаимоотношений в среде, причём рассматриваемые субъектом возможные модели будущего располагаются им в иерархическом порядке в соответствии с их оценкой субъектом: от наиболее желательных к наименее желательным. Поведение субъекта, которое он осуществляет, давая команды телу для воздействия на среду, является средством увеличения вероятности наступления желательного будущего и уменьшения вероятности нежелательного.
            Результатом развития человека как субъекта деятельности, личности и индивидуальности являются способности. Способности – это такие особенности субъекта и его тела, которые позволяют тратить на ряд специфических изменений среды меньше энергии и времени, чем при их отсутствии.
            Исходя из наличия в картине мира субъекта третьего компонента, введём понятие мечтаний. Мечтания – это такие состояния среды (включая тело субъекта), к достижению которых он стремится в силу сформированной у него картины мира. Однако надо понимать, что далеко не все мечтания субъект пытается воплотить в жизнь с помощью своего поведения. Часть из них, являясь, в принципе, притягательными, воспринимаются им как нереализуемые, по крайней мере, при том текущем состоянии среды, которое он отражает здесь и сейчас. Что же является препятствием для реализации и как субъект выбирает, какие мечтания попытаться сделать реальностью с помощью поведения?
            Второй компонент картины мира (отражение субъектом себя и своего тела) содержит представление о своих способностях и о возможностях тела, прежде всего, энергетических. Для совершенствования способностей надо нести энергетические затраты, которые в процессе обучения конвертируются в способности. Иными словами, способности – это преобразованные в устойчивые свойства человека его энергетические затраты. Значит, при формировании поведения базовым параметром для субъекта является запас энергии, которым он, по его мнению, располагает сейчас и будет располагать в обозримом будущем. Назовём представления об энергетических возможностях тела жизненными силами субъекта.
           Субъект соотносит свои мечтания с жизненными силами (и прогнозом их изменения в будущем) и выбирает, на какие мечтания тратить свои жизненные силы (включая затраты на совершенствование способностей, что позволит в будущем с меньшими затратами энергии удовлетворять более «энергоёмкие» мечтания). При этом учитывается не только абсолютная приоритетность тех или иных мечтаний, но и удельный вес затрат, которые необходимо нести для достижения желаемых состояний среды. Также важно понимать, что многие мечтания обладают количественными и качественными параметрами, которые можно выбирать: стремиться к употреблению достаточной для организма по калорийности пищи или такой пищи, которая будет ещё и удовлетворять тонкий вкус субъекта; иметь возможность ходить в театр раз в год или каждый месяц. Принимая решения о том, как распределить жизненные силы между многообразными мечтаниями (в числе которых присутствуют и побуждающие силы, которые в психологии традиционно называют потребностями) и степенями их удовлетворения,  субъект осуществляет сложнейшую работу по уравновешиванию доступных жизненных сил с мечтаниями и прогнозируемыми затратами на их удовлетворение. В результате часть мечтаний отбирается для того, чтобы попытаться их удовлетворить через поведение, и суммарная прогнозируемая энергоёмкость их удовлетворения равна доступным жизненным силам. Такие избранные мечтания далее будем называть желаниями. Желания – это мечтания, которые оценены субъектом по параметру затрат на их достижение и уложены им в пределы жизненных сил.
           Таким образом, при нашем понимании желаний они могут быть измерены в объективных единицах, а именно в количестве энергии, которое субъект будет тратить на реализацию поведения, предназначенного для удовлетворения этих избранных мечтаний. (Вопрос о том, действительно ли субъект располагает тем запасом энергии, который отражается в его жизненных силах и который он пытается потратить, является предметом отдельного анализа.) Измеренные в объективных единицах энергии (джоулях) желания равны жизненным силам, которые субъект тратит в своём поведении.
           Данная модель требует усложняющего уточнения, которое состоит во введении параметра времени. Выше было сказано о том, что субъект оценивает и использует при формировании поведения не только текущую оценку имеющейся у него энергии, но и прогноз наличия этой энергии в будущем. Моделирование поведения требует распределять затраты жизненных сил во времени, ведь большинство желаний удовлетворяется не благодаря одномоментному действию, а в результате длящейся деятельности. Следовательно, в зависимости от горизонта планирования (а он может очень различаться у разных субъектов, от нескольких часов до всего прогнозируемого периода жизни), у разных субъектов будет разный объём желаний, измеренных в энергетических единицах.
           Математически объём желаний субъекта может быть выражен с помощью функции, описывающей прогнозируемый человеком изменяющийся во времени объём его жизненных сил, опосредованных коэффициентом способностей (также изменяемым с течением времени). Тогда объём желаний человека в каждый момент времени можно вычислить как интеграл данной функции по основанию времени на том отрезке жизни, который субъект подвергает планированию.
           Возможность измерить мотивацию человека в единицах, относящихся к материальному миру, к среде, содержит в себе гигантский потенциал с точки зрения прикладных гуманитарных наук, и, прежде всего, экономики. Как он может быть реализован?
           Прежде всего, необходимо отметить, что экономическая наука добавляет в модель ещё одну форму преобразования затраченной субъектом энергии (первая уже описанная – в способности). Это собственность – часть среды, использование которой позволяет удовлетворять мечтания, и право субъекта на использование которой отражено в картинах мира других субъектов. Если одним людям приходится тратить энергию, чтобы удовлетворить мечтания (например, работать за еду), то другие тратят энергию, приобретая собственность (имущество, деньги), которые позже могут использовать для удовлетворения мечтаний уже без соответствующих затрат энергии. Наконец, многие люди не тратят энергию для приобретения собственности (наследники имущества), но имеют возможность с помощью этой собственности, в которую ранее были преобразованы затраты чьей-то энергии, удовлетворять свои мечтания.
           Такое понимание собственности, смыкаясь с трудовыми теориями стоимости в экономике, позволяет пойти дальше классических политэкономических представлений. Ведь среда меняется, а собственность, в которую был конвертирован труд, полезна лишь настолько, насколько она может удовлетворять постоянно меняющиеся желания людей. Изменения в картинах мира большого числа людей могут быть, к примеру, следующими: ранее модный фасон платья, производимый предприятием, выходит из моды, и продать созданные запасы готовой продукции становится невозможно. Конвертированная в собственность трудовая энергия всех, кто производил данный товар, внезапно теряет способность удовлетворять мечтания потенциальных покупателей о модном платье. Как при этом распределяется ответственность за сложившуюся ситуацию? Как разные участники (работники, владелец предприятия, кредиторы) будут себя вести и почему? Подобные феномены требуют описания в рамках экономики и решений в рамках политики. Эффективными будут экономико-психологические описания и политико-психологические решения.
           Другой феномен связан с традиционным способом выхода из состояния экономического кризиса, который правительства крупнейших стран применяют для решения текущих проблем мировой экономики. Он состоит в стимулировании потребления с помощью денежной эмиссии, увеличения бюджетных затрат и иных мер, которые принято называть кейнсианскими. Но какие последствия имеет стимулирование потребления?
           С точки зрения принципа справедливости в общем случае за потребление должен заплатить тот, кто потребляет. Странно было бы, если бы потребляли одни, а платили за это другие. Значит, правительство, стимулируя потребление, тем самым предполагает, что те, кто начнёт потреблять в рамках его стимулирующих программ, в будущем заплатят за потреблённый товар, то есть понесут какие-то затраты, в конечном итоге энергетические (конвертированные в собственность или прямые). Даже если предлагается стимулировать потребление уже произведённой и застрявшей на складах продукции, необходимость дополнительных затрат энергии каких-то людей сохраняется. Конкретно: реализация товара за счёт бюджетных дотаций – это использование средств непричастных к его производству налогоплательщиков, которые могли бы быть использованы для удовлетворения мечтаний этих налогоплательщиков, на удовлетворение мечтаний тех работников и предпринимателей, которые участвовали в производстве дотируемой правительством продукции.
           Итак, стимулирование спроса означает неизбежность будущего дополнительного труда. В противном случае эмитированные деньги вызовут инфляцию (когда никто не увеличил производительность, и количество товара не выросло пропорционально объёму денежной массы). Инфляция же – это инфляционный налог, который платят пользователи валюты. Следовательно, их реальные доходы уменьшатся, то есть количество и качество удовлетворяемых мечтаний снизится. Дилемма очевидна – либо производительность (прямые затраты энергии или её затраты через обучение новым технологиям) растёт, и суммарный уровень удовлетворения мечтаний не падает, либо производительность не растёт, и тогда сокращается уровень удовлетворения в каких-то социальных группах (это зависит от институциональных условий).
           Вопрос, оказывающийся ключевым при рассмотрении макроэкономических рецептов, предполагающих стимулирование спроса, таков: готовы ли те, кому правительства «поручают» дополнительно поработать, к этому? Сам Кейнс, описывая предложенный им подход, оговаривал применение бюджетного стимулирования двумя важнейшими условиями. Во-первых, наличием незанятых производственных мощностей (если не на чем больше работать, то увеличить производительность не получится). Во-вторых, наличием высокого уровня безработицы (безработные, считал Кейнс, по определению хотят работать, то есть они готовы увеличить свою производительность, нулевую на текущий момент). Действительно, в 1930-х годах, когда разрабатывалась и впервые применялась технология стимулирования спроса, не существовало серьёзной системы социальной защиты безработных. Потерявшие работу оказывались в нищете, им не на что было купить еду. В их картинах мира вполне вероятной была смерть от голода, и они были готовы реализовать любое поведение, позволявшее её избежать; они были готовы браться за любой труд.
           Сегодня картина в ведущих странах мира принципиально иная: системы социальной защиты позволяют поддерживать довольно приличный образ жизни, получая пособие по безработице. Перспектива голодной смерти не маячит в будущем у потерявших своё место. К тому же первыми зачастую теряют работу менее квалифицированные кадры. В Европе ими оказываются выходцы с Ближнего Востока, в США – из Африки и Латинской Америки. Культура представителей этих народов не требует от них таких высоких достижений, какие предполагаются протестантской этикой североевропейского происхождения. Следовательно, их вполне может устраивать продолжение существования на пособие по безработице, а правительственные стимулы, предполагающие их интенсивный труд и расширение потребления, не приводят к соответствующему изменению поведения.
           Стимулы могут не сработать, и дополнительные «стимулирующие» деньги вызовут гиперинфляцию.
           Для того чтобы избежать подобных последствий, при разработке мер макроэкономического характера следует использовать эффективную современную модель человека, проводить соответствующие исследования картин мира тех людей, которые должны оказаться объектом правительственного воздействия. Только так можно добиться эффективного управления в политике и экономике в XXI веке.
         




Оставить комментарий